Latin America’s Pink Tide isn’t over